Научная стажировка в Ирландии: в чём особенности?



Научная стажировка в Ирландии: в чём особенности?

Из двухмесячной стажировки в Тринити-колледж (Ирландия) вернулись магистранты кафедры технологий производства пищевых микроингредиентов Университета ИТМО, сотрудники международной химической лаборатории SCAMT Юлия Андреева и Елизавета Анастасова. Стажировка отличалась от традиционных зарубежных образовательных поездок тем, что была сосредоточена на проведении научной деятельности в лаборатории, самого образовательного процесса практически не затрагивая. Стажеры рассказали о том, как работали в международной лаборатории известного Тринити-колледж и насколько реально учиться за рубежом по программе Erasmus+.


Елизавета Анастасова: Это наша первая поездка за рубеж с целью проведения научной деятельности. Характерная особенность стажировки: мы ездили не учиться, как это делают большинство студентов, а именно работать в лаборатории. Другими словами, это был обмен по научной деятельности. Наша стажировка длилась два полных месяца. В лаборатории Тринити-колледжа нашу работу курировал профессор Юрий Кузьмич Гунько, мы были в составе его научной группы. Нам повезло, что профессор говорил на русском языке, однако в команде мы, разумеется, общались на английском языке. В лаборатории нам очень понравился основательный приборный парк с полным разнообразием реактивов – какие тебе понадобятся для работы, такие тебе и принесут. Удобно, что если искомого реактива нет, то буквально через неделю тебе его доставляют. Все максимально оперативно.


Юлия Андреева: Надо заметить, что лаборатория в Тринити-колледже достаточно интернациональна. Во время нашей стажировки мы работали с испанцами, ирландцами и большим количеством русских. В лаборатории не было магистрантов, были только аспиранты и постдоки. Многие принимали нас за аспирантов, потому что в нашей лаборатории SCAMT мы прошли подготовку, которая гарантировала нам уверенность в своих умениях. Атмосфера в лаборатории и сама работа отличаются от того, что происходит в наших лабораториях: нам показалось, что там гораздо меньше коммуникации между исследователями. Возможно, потому что лаборатория совсем новая, а состав научных групп постоянно меняется. Однако чем больше мы проводили время вместе, тем больше сплочались.

Юлия Андреева
Юлия Андреева


Над какими проектами вы работали в лаборатории Тринити-колледжа?


Елизавета Анастасова: У меня была цель создания тонких двумерных (2D) кобальто-ферритовых наночастиц. В задачи исследования входило их получение и характеризация. 2D-наноматериалы очень разнообразны с точки зрения их механических, химических и оптических свойств, а также по размеру, форме, биосовместимости и разлагаемости. Но тем не менее на данный момент исследования 2D-наноматериалов все еще находятся в зачаточном состоянии, поэтому мы бы хотели быть в какой-то мере новаторами в этой области, а именно в получении кобальто-ферритовых наночастиц.


Юлия Андреева: Я специализируюсь на фотонных материалах, поэтому у меня была задача создать магнитные фотонные кристаллы (МФК), стабилизированных хиральными молекулами. Изначальная проблема состояла в том, что МФК очень темные, мы хотели улучшить их свойства и исследовали оптические свойства этих фотонных структур. Сейчас стоит задача найти им применение. Над идеями для проектов мы стали думать еще в России, потом приехали в Тринити, обсудили идеи с профессором и после утверждения начали работу. В Ирландии мы добились некоторых результатов, которые продолжаем изучать здесь. Соответственно, совместно с Тринити-колледжем у нас планируется написание научных статей.

Елизавета Анастасова
Елизавета Анастасова

Где вы планируете публиковать статьи?


Юлия Андреева: Определенные издания мы еще не выбрали, но мы ориентируемся на издания с высоким импакт-фактором. Именно поэтому мы дорабатываем проекты до уровня, который обеспечит успешное принятие статей в авторитетные издания. Сейчас в нашей лаборатории, помимо проектов с Тринити, мы работаем сразу над несколькими проектами. Недавно вышли наши первые статьи, посвященные таким областям, как получение гидрогеля магнетита (мы впервые его получили, описали, охарактеризовали и предложили применение) и магнитного фотонного кристалла (теперь мы можем его вырастить за пару часов в пробирке без использования сложного оборудования, отдельный плюс – биосовместимость). Статья с Тринити станет для каждой из нас второй или даже третьей, потому что мы занимаемся несколькими проектами параллельно. Например, сейчас мы работаем над статьей, которую пишем совместно с Еврейским университетом города Иерусалима (Израиль) про активность ферментов в магнетите.


Расскажите, как вы попали на стажировку?

Елизавета Анастасова: Наша лаборатория «Растворная химия передовых материалов и технологий» выиграла программу Erasmus+ совместно с Тринити-колледжем, и поскольку научная группа профессора Гунько занимается магнитными наночастицами и оптическими материалами, то логично было, что именно мы поедем, потому что изначально мы занимались магнитными наночастицами. Всего в нашей лаборатории только три человека работают в этой области – мы и наш руководитель Андрей Дроздов. Отправить на стажировку именно нас было общим решением лаборатории.

Тринити-колледж
Тринити-колледж

Насколько Erasmus+ реальный шанс поехать в образовательных целях или, как в вашем случае, по работе в статусе студента, за границу? Насколько тяжело было подготовиться к поездке?


Юлия Андреева: Честно говоря, у нас не было никаких проблем с подачей документов, хотя их мы собирали сами. Единственная сложность, с которой мы столкнулись, – получение визы. Мы очень долго ждали, дадут нам визу или нет, – приблизительно полтора-два месяца. Нам повезло, что мы делали все заранее, потому что, если бы мы делали как все, за месяц, мы бы не успели получить документы. Мы подавали заявку приблизительно за полтора месяца до начала стажировки, в конце июля. В это время мы как раз ждали решение по визе, которое получили только в сентябре. Сама программа Erasmus+ очень удобная. Так, нам заранее выплатили средства, чтобы у нас была возможность снять жилье.


Расскажите про стипендию, что она покрывала?


Елизавета Анастасова: Важно помнить, что у стипендии Erasmus+ нет коэффициента на страну. Например, в Ирландии очень дорогое жилье.  Если бы мы с выделенной нам стипендией поехали в Германию, то нам бы хватило абсолютно на все, в Ирландии же все дороже в несколько раз, поэтому мы просили дополнительную финансовую поддержку у нашей лаборатории. Другими словами, у нас было совместное финансирование стажировки – Erasmus+ и лаборатория SCAMT.

Елизавета Анастасова в лаборатории SCAMT

Елизавета Анастасова в лаборатории SCAMT

Как вы планируете дорабатывать проекты, над которыми работали в Тринити?


Юлия Андреева: В Тринити мы получили первичные результаты. Так как стажировка была все же не очень продолжительной, мы продолжим работу над проектом в России, а именно – будем доводить до публикабельного состояния наши проекты. Дело в том, что за два месяца получить результат для качественной статьи практически невозможно. Как правило, на полноценное исследование уходит от четырех до шести месяцев, однако все зависит от исследователя, условий и мотивации. От начала исследования до выхода статьи в свет может пройти больше года. Поэтому два месяца стажировки – это отличная возможность поехать за границу, посмотреть, как встроена работа в лаборатории за рубежом, научиться работать на новом оборудовании, получить рекомендации от ведущих профессоров, пообщаться со студентами из разных стран.



Какие преимущества у стажировки вы отметили для себя и для своей профессиональной карьеры в будущем?


Елизавета Анастасова: Для нас очень ценно было общение с профессором Гунько, который рассказал нам про мировые тренды в нашей профессиональной области. Мы поработали на оборудовании, которого у нас нет. Плюсов из стажировки можно вынести много: начиная с того, что у нас появился опыт работы в международной лаборатории, заканчивая тем, что мы погрузились в атмосферу другой страны, подтянули английский язык. Сначала у нас были проблемы с пониманием коллег, связанные со спецификой ирландского английского. Они сокращают слова, как люди в переписках. Например, фраза I got ma могла означать «I have got e-mail», а фраза «two ma» означает «two milliliters». Однако через две-три недели мы начали понимать, что нам говорят. Если говорить о значимости стажировки в контексте карьеры, то навыки работы с самым разным оборудованием всегда приветствуется работодателями.


Какие принципиальные отличия в работе научных сотрудников вы заметили?

Юлия Андреева: Если у нас рабочий день фиксирован, например, все работают с 10.00 до 18.00, то там в этом смысле полная свобода. Они приходят, когда хотят, и так же уходят. Есть определенные дедлайны – к какому времени научные сотрудники должны получить результаты, а дальше они комфортно выстраивают свой график. Если им удобно работать дома, то они работают над статьей из дома. Сам руководитель не контролирует своих студентов, а заходит в лабораторию чаще всего по организационным моментам: узнать результаты, спросить про доклады и предложить встретиться в определенный день. Отчетность по работе здесь проводится в виде докладов студентов раз в две-три недели: они рассказывают, что проделали за определенный временной промежуток, какой итог получили и что будут делать в дальнейшем.

Лаборатория SCAMT
Лаборатория SCAMT

После полученного опыта работы в международной лаборатории за рубежом, хотели бы вы продолжить карьеру в составе научной группы за пределами России?

Елизавета Анастасова: Эта стажировка дала нам возможность понять, где нам нравится больше. На данный момент мы склоняемся к тому, что в России нам работать комфортнее. В лаборатории SCAMT у каждого есть индивидуальное рабочее место и свое оборудование. Мы стояли у истоков ее создания, поэтому здесь чувствуем себя как рыбы в воде.  Кроме того, сейчас мы верим в то, что в России есть возможности для научной деятельности, здесь можно продвигать идеи и найти свое место. Наша лаборатория не уступает лаборатории в Тринити, поэтому нам хочется остаться в России. Однако подобные стажировки – необходимый опыт для работы любого современного ученого, потому что очень важно уметь работать в международной коллаборации. 


(по материалам http://news.ifmo.ru/)